Помолвка. Мы выбираем — нас выбирают

Помолвка Помолвка

«Папа с мамой, поздравьте нас: мы решили пожениться», — вот таким образом многие молодые люди оповещают своих родителей о том, что в их жизни наступает новая и сложнейшая пора. В устоявшемся быту семьи появляется человек иного рода-племени. Естественно, что старшие воспринимают это известие не столько с восторгом, сколько с опаской и тревогой: каков-то нрав, характер будущего нового родственника, как он воспримет порядки, установленные в их доме?

Время со дня помолвки — объявления о будущей свадьбе и до той поры, пока отшумит свадебное веселье, обычно бывает очень напряженным для жениха и невесты. Хотят ли — не хотят, но проходят они своего рода смотрины-испытанне на право стать членом семьи своего избранника, избранницы.

Опытные глаза взрослых, в период помолвки, видят многое такое, чего не разглядеть, не угадать влюбленным. И конечно, родители пытаются высказать свои опасения, сомнения любимым чадам: правильный ли сделан выбор?

Опыт подсказывает: наиболее благоприятно сочетание пары, у которой муж на 5—7 лет старше жены. Отчего? Вспомните утверждение психологов о раннем эмоциональном взрослении девочки, о ее житейской основательности. Разницей в возрасте достигается выравнивание душевной зрелости у супругов.

В последние годы заметно участились браки противоположного характера: юнцы женятся на женщинах значительно старше себя. В определенной мере такое явление можно объяснить инфантильностью молодых людей: некоторые из них предпочитают из одних женских рук — мамы-няни перейти в другие — в руки супруги, прочно стоящей на ногах, умеющей строить семейный быт без помощника (следовательно, не взвалит на молодого супруга все сложности домашнего труда). Точно такая же картина у некоторых девушек, которые отворачиваются от «безлошадных» сверстников и охотно принимают предложение (а то и усиленно добиваются его) преуспевающего мужчины, нередко годящегося им в отцы, но с солидным общественным положением, с машиной, дачей. И причина здесь та же — боязнь и нежелание самой создавать семейное благополучие, стремление явиться на готовенькое.

Расчетливые женихи и невесты составляют 10% всех вступающих в брак. Большинство же, движимы бескорыстием, искренней и глубокой любовью к избраннику (избраннице), даже когда тот старше по возрасту, но ровесник по духу.

Если про мужчин говорят, что они любят глазами, то женщины скорее любят ушами, т. е. очаровывает их умение мужчины говорить интересно, ярко, умно, остро. И не случайно — ведь в речи в большей степени, чем во внешности, проявляется человеческая натура, интеллект. Но вот противоречие, которое заставляет думать, что не всегда и не во всем доверяется девушка словесному обаянию. Из двух претендентов — красноречивого говоруна и энергичного молчуна она нередко отдает предпочтение второму.

Приходилось слышать от специалистов, что не очень-то последовательно ведут себя девушки, уверяющие, что из всех достоинств будущего супруга они больше ценят интеллигентность. Это свойство предполагает мягкость, терпимость, вежливость в обращении не только с любимой, но и со всем окружением. А ведь известно: интеллигентному юноше бывает трудно решительно противостоять хаму, грубияну, скрутить руки хулигану. Шокирует, парализует волю чужая наглость. И не из трусости, а именно из-за невозможности поднять руку, даже повысить голос на другого человека уходит он от открытой схватки с обидчиком. И... нередко утрачивает свое достоинство в глазах подруги. Ей ведь нужен не только остроумный, находчивый собеседник. Ей нужна опора в ее слабости, нужен защитник и ее будущего потомства. Эти качества в конце концов и являются для многих девушек наиважнейшими в оценках претендентов.

Доктор философских наук В. И. Зацепин обнаружил кардинальное расхождение в оценках студентками «интересного парня» как приятеля для сегодняшнего времяпрепровождения и как желаемого супруга. Для первого главное: внешность, занимательность, умение танцевать современные танцы и эффектно одеваться. Для второго — внутренняя содержательность, значительность натуры. Однако сами девушки не держат «интересных парней» на почтительном расстоянии от себя, не ограничиваются приятельскими, дружескими отношениями. Когда же дистанция вовсе исчезает, оказывается: в идеале имела один образ, замуж пошла за его противоположность. Потом печальными глазами провожает тех мужчин, что могли бы составить ее подлинное счастье, но были не лучшими партнерами по танцам и развлечениям.

Опрашиваемые студентки отнесли в анкете трезвость будущего супруга едва ли не в конец своих претензий. А почта газет и журналов доказывает: это — одно из первейших условий семейного благополучия. И не только потому, что тяга к рюмке — убедительный признак слабости, незрелости характера. Но и потому, что такая склонность — верная дорожка к полной деформации личности. Все привлекательные черты юноши, как ржа железо, изъест, источит, разрушит водка. И жена встретится лицом к лицу с существом совершенно иным, чем тот, за кого она выходила замуж.

Кстати, почти все опрошенные юноши сказали, что не хотели бы иметь курящую жену и тем более выпивающую. Но не секрет, что именно курящая и выпивающая девушка скорее обратит на себя внимание парней, чем скромница. Порой сигарета, рюмка воспринимаются как своего рода знак смелости, независимости. Забывается, что все эти привычки вредны для совместной жизни.

Обратите внимание: и в отношении к идеалу, и в повседневной жизни у молодых людей существует как бы двойная система мер и оценок. Одна — для влюбленных, другая — для супругов. Что прощается любимому человеку, не прощается мужу или жене.

Если бы в юности все мы подходили друг к другу с мерками вечных ценностей, давным-давно порокам была бы закрыта дорога в наш дом. О том, что минутные импульсы бывают главенствующими в мотивах выбора, свидетельствует и такой факт: почти не услышишь от жениха или невесты, что предпочтение оказано будущему доброму отцу или хорошей матери их общих детей. Эта перспектива вовсе не оценивается.

Неоднозначность, а порой и противоречивость желаний и поведения позволяют говорить о невозможности понять, объяснить и тем более урегулировать выбор супружеских пар.

Однако время помолвки для того и дается, чтобы привести к общему знаменателю желаемое, действительное и должное. И если глаза, обращенные к существу, сейчас наиболее близкому, застилает пелена влюбленности, то они ведь не утратили свою зоркость при взгляде на родню. А мы с вами уже заметили, что, при всей несхожести вкусов, склонностей, темпераментов детей и старшего поколения, основные черты натуры заимствуются нами у родителей, в особенности у матери. Недаром в народе бытовали наставления жениху: пристально смотреть на будущую тещу, если хочешь узнать, кого берешь в жены.

Помолвка — еще не свадьба. И нет греха, если в результате взаимного изучения молодые люди откажутся от своего намерения соединить свои судьбы. Лучше до свадьбы признать свою ошибку, чем из ложно понятого стыда настаивать на браке, который изначально обречен на неудачу. И таких случаев немало: до 10% подавших заявление не являются в загс. Было бы их больше, если бы не сопротивление... родителей. Иные упираются: мол, неловко перед родственниками. И ресторан уже оказан, и свадебное платье куплено! Тяжелее всего обычно такую ситуацию переживают родители зачинщика размолвки.

Иной раз свадьба расстраивается из-за того, что родители жениха или невесты встают стеной на пути молодых к загсу. И надо признать: не всегда они бывают безнадежно неправы. Они же лучше, чем кто-либо, знают свое дитя. Что ему по плечу, по силам, а что — нет, «по Сеньке ли шапка».

— Как была права моя мама, когда отговаривала меня выходить замуж за человека, совершенно чуждого нашей семье по духу, по привычкам,— это можно услышать чуть ли не ежедневно в суде на бракоразводных процессах. Молодые мужья обычно не делают подобных ссылок: неудобно мужчине сетовать на то, что и свое время не послушался матери; но и они тоже признают правоту старших, правда, лишь задним числом.

В последние годы бытует мнение, что уж лучше позволить будущим супругам пожить вместе, т. е. в «пробном браке», как это делается в некоторых странах Запада. Тогда и будет ясно, подходят ли они друг другу, в том числе — в физиологическом плане.

Решительно возражал против подобных «опытов» кандидат медицинских наук С. Т. Агарков: «Что можно в сексуальном плане узнать за несколько месяцев? Женщина, как правило, раскрывается для этой сферы чувств не сразу, иногда через несколько лет, иногда после рождения второго ребенка. И вообще, что это значит: «подходят — не подходят». С точки зрения чистой физиологии, несовместимость — крайняя редкость, связанная с природной аномалией. Если же он и она вполне нормальные люди, то никаких противопоказаний для их союза в сексуальной области не может возникнуть. В подавляющем большинстве случаев радостному мироощущению любящих мешает психологическая и нравственная «несовместимость», а точнее — безграмотность. Уже одна эта мысль: вести поиски таким же способом, каким ищут костюм или платье — безнравственна. Пришел в ателье или магазин, примерил — не понравилось, замените. Снова не то — подожду до следующего завоза. Это же потребительский подход к человеку.

Любая супружеская пара проходит путь от дисгармонии к гармонизации сексуальных отношений. Но путь этот длится почти всю жизнь. Ведь люди с годами меняются, меняется их эмоциональный настрой, физическое здоровье, значит, необходимо перестраивать и стиль интимного общения. Иначе, при полном сексуальном удовлетворении в юности, в зрелые годы может возникнуть раздражение или стандартизация, переходящая в тоскливый автоматизм, что тоже нередко приводит к охлаждению мужа и жены».

Значит, и в этой сфере не столько важны исходные природные данные, сколько поиск и творчество гармонии, а «пробный брак» лишен всякого смысла. И еще: в интимных отношениях проявляется вся человеческая личность. Вот ее-то и нужно узнавать до свадьбы.

Помолвка — генеральная репетиция, подготовка к свадьбе, великому, без преувеличения, событию в жизни людей. Когда-то, в старину, наши предки начинали к нему готовиться в пору безмятежного детства будущего жениха или невесты. Девочке готовили приданое: белье, одежду, посуду и другой хозяйственный скарб. Мальчику откладывали деньги на обзаведение своим домом, скотом, инструментом. Приданое было не только доказательством материальной состоятельности рода, но и его трудолюбия, умелости, искусности. Ведь нередко весь обзавод изготавливался родней и самими будущими невестами и женихами. И когда на всеобщее обозрение выставлялись полотенца, подзоры, расшитые и изукрашенные вышивкой, кружевом, всем становилось ясно, что за рукодельницу нынче замуж выдают, каков стиль и вкус у данного семейства. То же самое у жениха: какова у коня упряжь, что за возок везет молодца и его родню, таков и будущий хозяин.

И сама свадьба в народе нередко становилась долгим, изобретательным спектаклем с песнями, танцами, со строгим сценарием и одновременно — безудержной импровизацией, где соавторами были все участники празднества.

Сегодня, с ростом благосостояния, появились последователи такого способа справлять свадьбу, когда все силы, средства двух семей бросаются на то, чтобы пустить пыль в глаза окружению «пышностью и богатством». Платятся огромные деньги за рестораны, за оркестры и ансамбли оглушающие гостей грохотом, приглашают платных увеселителей, которые проводят торжества по единому сценарию, без различия образовательного, культурного уровня, национальных традиций участников праздника.

Подготовка к свадьбе
Читайте в рубрике «Подготовка к свадьбе»:
/ Помолвка. Мы выбираем — нас выбирают
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам